Напечатать текст Напечатать текст

Владислав Крапивин: «Писателем быть нелегко, но интересно»

Владислав Крапивин и заяц Митька на встрече в отряде «Каравелла»

Владислав Крапивин и заяц Митька на встрече в отряде «Каравелла»

Январь в отряде «Каравелла» начался со встречи с командором Владиславом Крапивиным. Этим событием каравелльцы 11 января символично открыли Год литературы, каким был объявлен 2015 год в России.

Как заметила Лариса Крапивина, представляя главного участника встречи, полное собрание сочинений Толстого состоит из тридцати томов, Достоевского – из двенадцати, а Владислава Петровича Крапивина – уже из пятидесяти томов. Человека, который написал книг как Толстой и Достоевский, вместе взятые – притом хороших книг! – уже можно считать классиком.

«Муравейник» едва вмещал всех желающих послушать известного писателя и задать ему вопросы, которых накопилось немало. Здесь мы публикуем ответы на самые интересные из них.

Про «Переулок капитана Лухманова»

«Муравейник» едва вмещал всех участников встречи с писателем

«Муравейник» едва вмещал всех участников встречи с писателем

Последняя из моих вышедших книг на сегодняшний день – «Переулок капитана Лухманова». Книга о детстве моих товарищей, об их увлечении парусами и о настоящем капитане Дмитрии Афанасьевиче Лухманове.

Когда он был мальчишкой, он мечтал о море, а отчим пытался сплавить его в сухопутный кадетский корпус. Но Лухманов всё-таки добился своего и стал одним из самых знаменитых капитанов в мире. За свою жизнь он написал много хороших книг, в которых отлично передано ощущение радости, когда ты оказываешься на палубе корабля, паруса наполняет ветер, и ты понимаешь: наконец-то твоя мечта исполнилась, и ты пошёл в дальнее плаванье.

Одна из его книг попала когда-то в руки ко мне и моим друзьям-мальчишкам. Мы прочитали её, прониклись и стали строить парусные кораблики. Мы были, кстати говоря, счастливыми людьми. Вы даже не представляете, какое это счастье – своими руками строить кораблики, делать воздушных змеев, шить футбольные мячи. Не покупать какие-нибудь китайские, а делать самим и ощущать радость созидания… Такое ощущение радости помогало нам дружить.

Про «Мальчика со шпагой»

Отчёт о встрече в мартовском номере журнала Класс

Отчёт о встрече в мартовском номере журнала Класс

В ту пору, когда мне пришла идея написать «Мальчика со шпагой», уже существовал отряд, и мне хотелось рассказать ребятам, как жить в настоящем дружном коллективе с чувством товарищества. Ведь главное в жизни ребячьей компании – это ощущение того, что у тебя есть друзья. А шпаги символизируют готовность всегда встать на защиту друг друга и вступить в бой с несправедливостью.

Про «Ту сторону, где ветер»

Это книга о моей ранней молодости, о временах, когда я жил в Тюмени, и мы с ребятами увлекались строительством воздушных змеев. Когда держишь в руках живую нить, и она тебя связывает с высотой, с небом, а на соседней крыше стоят твои друзья, возникает ощущение такого крылатого братства. Уже будучи взрослым, я стал вспоминать об этом и подумал, что написать такую книгу будет очень даже полезно.

Про «Белый шарик матроса Вильсона»

Почётный командор Сергей Казанцев на встречи с Владиславом Крапивиным

Почётный командор Сергей Казанцев на встречи с Владиславом Крапивиным

Много чего повлияло на написание этой книги. События из моего послевоенного детства, мои приключения с друзьями, ребячьи страхи, когда я боялся приведений, воспоминания о жизни на берегу реки Туры, разные сказки и фантазии. У меня действительно среди игрушек когда-то был белый пластмассовый шарик, с которым я любил играть. Он постоянно прыгал, куда-то убегал, я его искал, и он был как будто настоящий живой друг. И в то же время я очень любил размышлять о галактиках и о дальних звёздах, рассматривал их в небе, даже пытался сделать своими руками телескоп. И всё вместе это смешалось, перепуталось, а потом уже упаковалось в книжный сюжет и выстроенный ряд событий.

Про «Прыгалку»

Это книгу я писал года два. А сюжет придумывался ещё дольше, постепенно. Я же очень много дружил с ребятами, которые жили на берегу Чёрного моря, в Севастополе, поэтому многое видел и знал. Обстановка тогда была сложная, суровая. Я хотел показать, что нельзя враждовать в этом мире. Главное – сохранять дружеские отношения.

Про «Тень Каравеллы»

«Тень Каравеллы» основана на событиях моего собственного детства. В ней почти всё описанное – реально. Мы с моим другом Павликом Шадриным в Тюмени строили бумажные кораблики, устраивали интересные игры. В этой книге я описал своё детство.

Про «Трое с площади Карронад»

Заяц Митька знакомится с новым поколением каравелльцев

Заяц Митька знакомится с новым поколением каравелльцев

В этой книге есть тема города, который становится родным, привязывает к себе. И тема настоящей крепкой дружбы, которая не даёт людям расстаться. Крепкая, как настоящая железная цепь. Кто-то меня упрекал из взрослых: «Вот, почему вы так написали? Ведь мальчики не должны спорить с родителями. Раз сказали ехать – значит, надо ехать! Подумаешь, расстались бы!» А я отвечал: «Ну, а что я мог сделать? Цепь сильнее…»

Про «Самолёт по имени Серёжка»

Книгу «Самолёт по имени Серёжка» я посветил своему старшему брату Сергею, который научил меня делать бумажные самолётики в военные годы. Они были радостью моего детства, моим развлечением. Взрослые уходили, а я оставался один в пустой квартире и по всем комнатам пускал эти бумажные самолёты.

Про то, как появляются сюжеты книг

Получить автограф писателя в любимую книгу выстроилась целая очередь

Получить автограф писателя в любимую книгу выстроилась целая очередь

Честно говоря, мне сейчас уже трудно разобраться, когда я специально придумывал сюжеты книг, а когда они сами приходили на ум. Наверное, чаще всего бывало так: сначала они приходили, а потом их надо было выстраивать и допридумывать. Так что, тут всё вместе. Вообще, литературная работа – это постоянное придумывание. Писателем быть нелегко, но интересно.

Про источники вдохновения

Источником вдохновения для меня служат повести и рассказы Константина Паустовского. Стоит мне его почитать, как сразу хочется самому что-нибудь написать. Я очень люблю этого писателя, и он как бы подталкивает меня к работе. Вообще, Константин Георгиевич всегда был для меня идеалом – и как писатель, и как человек. Мне нравятся его творчество и его мужественный характер. Я всегда старался в своих делах и в своей работе походить на него. Насколько это мне удавалось – не знаю.

Про знакомство с Севастополем

В детстве мы с другом Павликом прочитали книгу «Малахов курган» о Первой севастопольской обороне, о Нахимове, Корнилове, о детях Севастополя. И с тех пор очень увлеклись этим городом, придумывали всякие игры, в которых фигурировал Севастополь. И появилась мечта побывать там. Будучи студентом, я туда приехал и понял, что Севастополь – тот самый город, о котором я мечтал. Многое снова стал изучать о нём, знакомился с его жителями – со школьниками, с моряками, с учителями… И даже стал считать этот город своей второй родиной.

Кстати, в отряде «Каравелла» есть частичка Севастополя – это настоящий штурвал с грузовой яхты «Бея». Он весит тридцать пять килограммов. Его привезли каравелльцы в 1972 году, отмыли, покрыли лаком, и с тех пор он живёт в отряде как символ связи с Севастополем.

Про яхтинг

Владислав Крапивин за штурвалом большого парусника

Владислав Крапивин за штурвалом большого парусника

Класс яхт «штурман» я придумал в 1981 году, когда лежал на обследовании в больнице. Тогда мудрые врачи искали у меня какие-то страшные болезни и намекали, что пора бы уже готовиться к переходу в потусторонний мир. Но я не хотел в потусторонний мир, мне было хорошо здесь! И поэтому я отложил переход и набросал на листах бумаги первые эскизы яхты. В течение недели я разработал чертежи, которые впоследствии стали основой яхт класса «штурман».

И когда у меня ожидаемую болезнь так и не нашли, мы с ребятами построили первую яхту по этим чертежам – «Экватор», она до сих пор ходит в составе флотилии «Каравеллы». И оказалось, что ходит вполне прилично. Таким образом, я стал не только литератором, но ещё и конструктором малых парусных судов, чем я до сих пор горжусь не меньше, чем своими книжками.

Самая первая яхта, на которой я ходил, была переделана из моторной лодки. Она называлась «Билли Бонс». Мы поставили туда оструганный сосновый ствол, сделали из шторы парус и бегали на ней по Нижне-Исетскому пруду. Это был год примерно 70-й. Второй была яхточка типа «кадет», мы построили её сами. Ну и пошло, и пошло…

Про фехтование

Фехтованием Слава Крапивин начал заниматься в университете

Фехтованием Слава Крапивин начал заниматься в университете

Я с детства интересовался фехтованием, мы с ребятами играли в мушкетеров. А когда я поступил в университет и узнал, что там есть секция фехтования, то сразу туда записался. Там я развивался в профессиональном плане, получил второй разряд. К сожалению, большего я не смог достичь, потому что для первого разряда необходимо было одержать много побед над перворазрядниками, а таких людей просто было очень мало в Свердловске.

Пожелание ребятам

Пожалуйста, не верьте никому, кто говорит, что книги стареют, изживают себя, и скоро они никому не будут нужны. А нужны будут только всякие электронные фиговины. Книги вечны, так же, как вечны человечество и вселенная. Они часть цивилизации. Мое пожелание вам – читайте как можно больше книг. Потому что чем больше вы читаете, тем вы становитесь умнее, а главное – добрее. Хорошие книги несут в себе доброту, которой очень не хватает в наше время.

Алёна Хазинурова, капитан-инструктор отряда «Каравелла»

фото из архива пресс-центра отряда «Каравелла»

english translation by Alex Sokolov


Навигация по записям

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост: