Напечатать текст Напечатать текст

Каравелльцы встретились с одним из основателей отряда

Ирина (Мезенцева) Ханхасаева начала отвечать на вопросы юнкоров «Каравеллы»

Ирина (Мезенцева) Ханхасаева начала отвечать на вопросы юнкоров «Каравеллы»

20 мая 2015 года ребятам отряда «Каравелла» представилась возможность пообщаться с родной племянницей Владислава Крапивина – Ириной (Мезенцевой) Ханхасаевой, которая, как и мы, раньше ходила в отряд. И не просто ходила, а была тем человеком, который повлиял на решение Владислава Петровича создать «Каравеллу». Несмотря на то, что встреча с ней немного задержалась, ребята всё же смогли задать выпускнице и флагману «Каравеллы» свои вопросы.

Вопросы, конечно, были разные, но всех их объединяло одно – желание узнать побольше о жизни отряда, когда он только начинал своё существование. Нам удалось окунуться с головой в историю «Каравеллы», почувствовать радость и ответственность ребят того времени.

Этого удивительного человека представила нам командор Лариса Крапивина:

Слава с младшим братом Олегом и племянницей Иринкой

Слава с младшим братом Олегом и племянницей Иринкой

«Когда я пришла в отряд, Ирина уже была человеком-легендой. Про неё рассказывали разные истории, что вот она, та самая знаменитая Иринка, которая вместе с Владиславом Крапивиным создавала отряд «Каравелла» на Уктусе, на том самом знаменитом чердаке. Сейчас у вас есть возможность расспросить Ирину о том, как это было. Часть информации вы можете прочитать в книжках, часть вы можете узнать в интернете, но самое главное – это живой источник информации, который помнит, который присутствовал, который знает».

Первое же, что отметила Ирина, – это, что по прошествии многих лет «Каравелла» остаётся такой же: «Мир изменился, страна другая стала, город совершенно перестроен, а в отряде ничего не изменилось, всё очень узнаваемо – начиная от оранжевых рубашек, заканчивая маршами барабанщиков. Ребята остались прежними. И это огромная заслуга и большое счастье!»

А дальше полетели вопросы!

– Ты можешь рассказать о том, какой был Владислав Крапивин, когда он создавал отряд?

– Он был всегда очень ориентирован на ребят. С ним было интересно, и главное, что ему было интересно с нами. Мало таких взрослых, которые будут проводить своё время часами напролёт с детьми и делать их жизнь счастливее.

Ирина Ханхасаева: «Слава всегда очень ориентирован на ребят»

Ирина Ханхасаева: «Слава всегда очень ориентирован на ребят»

Это не была какая-то готовая команда, какая-то элита, была только небольшая компания. Мы жили вместе с ним в одной квартире, и каждый раз, когда ко мне приходили друзья, он не захлопывал дверь, как другие взрослые, а наоборот приходил к нам, и мы о чём-то разговаривали. Потом мы перешли на чердак и там сидели, придумывали истории. Спустя какое-то время начали вести вахтенный журнал. Из всех реликвий «Каравеллы» – это самое интересное и самое ценное, что у нас есть. Мы придумывали разные приключения, записывали их по очереди. Одна из записей в вахтенном журнале (это был, наверно, год 1962) – это стихотворение: «Иногда память детства приходит ко мне среди северных гор и лесов. Голубая звезда в незамёрзшем окне и летящая тень парусов…». С этого и началось существования отряда.

– Сложно было собирать отряд?

– Сложностей было от и до. Когда отряд возник, помещения не было, все собирались у нас дома. Но позже, благодаря книгам и приобретённой известности Владислава Крапивина, нам дали помещение. Всё, что делалось в отряде, всё делалось на деньги, которые зарабатывал Слава. Все его гонорары, все зарплаты, все, что у него было, он вкладывал в отряд.

Каравелльцы внимательно записывают ответы Ирины об истории отряда

Каравелльцы внимательно записывают ответы Ирины об истории отряда

Я помню нашу первую победу, когда мы первых наших ребят, человек 15, повезли в Москву. Это были мальчишки из полуразрушенных деревенских домов. Они мало что видели в жизни, а мы решили отправить их самолётом в Москву. Там они увидели большой аэропорт, огромные проспекты и улицу, совершенно другую жизнь. В Москве на улице продавали большие жёлтые апельсины, первый раз в жизни мы видели их такими огромными. Я купила их на всех ребят, положила в какую-то авоську, а она порвалась, и эти апельсины разбежались по Ленинскому проспекту. И все москвичи, про которых принято думать, что они злые и невнимательные, кинулись их собирать и складывать мне в какой-то другой мешок. Все апельсины были на месте, ни один не потерялся!

У нас была такая задача: объяснить ребятам, что жизнь не замыкается в этом Уктусе и в этих маленьких страшных домах. Мы хотели объяснить, что жизнь большая и счастливая, и помочь обрести эту жизнь нашим детям.

Ирина Ханхасаева: «Я лично красила все рубашки в оранжевый цвет в жестяном тазике у себя на кухне...»

Ирина Ханхасаева: «Я лично красила все рубашки в оранжевый цвет в жестяном тазике у себя на кухне...»

До сих пор помню, как впервые появилась форма. Я лично красила все рубашки в оранжевый цвет в жестяном тазике у себя на кухне, а Слава своими руками плёл аксельбанты и шил все погоны. Потому что никто о нас не заботился.

– Часто ли тебе приходилось отстаивать свою команду?

– У нас были какие-то непрерывные конфликты. Сейчас я думаю, что мы их провоцировали, но тогда нам этого не казалось. Всегда было ощущение, что мы отстреливаемся от всего мира. Как будто мы спина к спине у мачты, а вокруг толпа людей, которым не нравится всё: кому-то не нравилось, что мы ходим в оранжевых рубашках; кому-то не нравилось, что наши старшие ребята ходят в пионерских галстуках; кому-то не нравилось, что мы шумим в отряде; кому-то не нравилось, что мы существуем, наше воспитание и так далее. Конфликтов было много, и мы все выросли конфликтными людьми. Может быть, это такой побочный эффект. Но благодаря этому, у всех выпускников отряда сложилась интересная жизнь.

Алёна Светкина задаёт вопрос человеку-легенде

Алёна Светкина задаёт вопрос человеку-легенде

– Мы читали твой рассказ из книжки «Чем крепче ветер», и у нас возник такой вопрос: получилось ли отомстить соседке, которая мешала вам жить?

– Мы довольно быстро слезли с этого чердака, перебрались на кухню и оставили ту соседку в покое. Потом она сильно заболела, и я помню, как заботилась о ней. Вопрос о мщении сразу пропал. Я считаю, что это хорошо, когда наши бескомпромиссные решения и обещания оставались в игре, а в жизни наши ребята были добрыми.

– Что вам нравится в отряде больше всего?

– Мне всегда нравились наши отношения, понимание того, что ты не один. И вот эта дружба, которая становиться главным делом твоей жизни.

– Чем ребята занимались в отряде раньше?

– До появления яхт у нас был сильный уклон в журналистику. Мы выпускали свою стенгазету и выполняли много заданий от центральных газет: «Пионерской правды», журнала «Пионер», журнала «Костёр», журнала «Вожатый». Мы постоянно делали для них какие-то публикации, это занимало много времени.

Ирина, чем ребята занимались в отряде раньше?

Ирина, чем ребята занимались в отряде раньше?

Потом у нас была большая спортивная команда. Слава учил всех ребят фехтовать, у нас были шпаги. Проходили первые линейки с выносом знамён отряда и со шпагами.

Я вела занятия по правилам хорошего тона. Мы учили наших ребят, как держать вилку, как класть нож, как есть за столом, чтобы не вызывать косых взглядов со стороны, как встать со стула, чтобы он не упал и так далее. Самое интересное было в этих занятиях – это выпускной экзамен. У нас открылось кафе-мороженое «Пингвин», оно всем нам казалось тогда очагом буржуазного разложения. Нам накрывали большой стол, я покупала всем ребятам мороженное, кофе, а они показывали, чему научились.

– Как отряд вам помог в жизни?

После пресс-конференции каравелльцы вручили Ирине памятные подарки, которые поедут с ней в Америку

После пресс-конференции каравелльцы вручили Ирине памятные подарки, которые поедут с ней в Америку

– Мне отряд помог тем, что раз и навсегда дал мне почувствовать себя особенной. Я всегда знала, что я не такая, как все. Но не потому, что у меня какие-то особые качества, а потому, что я из отряда. Он дал мне внутреннюю силу.

– Вы ходили в походы, и какой из походов вам больше всего запомнился?

– Один раз с моим одноклассником мы решили устроить такую операцию: я помогла ему прокрасться в отряд и выкрасть отрядное знамя. Он его выкрал и унёс далеко в лес.

Дальше отряд собирается по тревоге, ситуация абсолютно невозможная, знамя нужно найти и вернуть. Это была наша первая операция на целый день, мы разбились на группы, составили план. И по приметам, которые он оставлял, в конце концов, мы нашли знамя. Оно было спрятано в какой-то пещере. Я не могу сказать, что от нашего командора эта операция заслужила самую высокую отметку. Ребята так и не узнали, что эта было подставой, я решила не рассказывать, чтобы не было потом неприятностей.

Перед расставанием каравелльцы записали Ирину для отрядной кинохроники

Перед расставанием каравелльцы записали Ирину для отрядной кинохроники

– Хотелось ли тебе вернуться в детство, когда только создавался отряд?

– Детство – это такая огромная страна, в которую ты или хочешь вернуться, или не хочешь вернуться. Я думаю, у многих выпускников отряда такого вопроса не возникало. У нас не было этой трагедии расставания с детством, оно навсегда осталось с нами. И этим мы отличаемся от других людей.

Алёна Светкина, матрос отряда «Каравелла»

Фото: Дарья Крапивина и Павел Шевнин, пресс-центр отряда «Каравелла»


Навигация по записям

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост:    

Оставить свой комментарий