Напечатать текст Напечатать текст

Примета «Чтобы стать командором, нужно облить водой предшественника»

Sorry, this entry is only available in Russian.

Командоры отряда на парусной практике

Командоры отряда на парусной практике

Командор Лариса Крапивина не только руководит огромной детской организацией, она параллельно пишет научные статьи и защищает свою научную концепцию, всерьёз занимается яхтингом, управляет самолётами. И при этом продолжает традиции семьи Крапивиных не только на словах, но и на деле, передавая их детям «Каравеллы». Могла ли знать маленькая девочка, несколько десятилетий назад впервые попавшая в «Каравеллу», что отряд определит её судьбу? Конечно, нет. Но предчувствия, по словам самой Ларисы, были.

Каравелльцам захотелось узнать больше о детстве командора, и они нашли время в плотном расписании, чтобы расспросить её об этом.

Владислав Крапивин перед занятием по фехтованию

Владислав Крапивин перед занятием по фехтованию

Лариса говорит, что путь в отряд для неё не был простым: «Многие приходили записываться в «Каравеллу», кто-то был фанатом творчества Владислава Петровича, кто-то «сходил с ума» по самой отрядной атмосфере, кого-то увлекали отрядные направления занятий (фехтование, морское дело, журналистика). Говорю честно, что я не относилась ни к одной из вышеперечисленных категорий каравелльцев. У меня была своя компания друзей во дворе и в школе, я жила на ВИЗе в двух кварталах от набережной и пляжа там, где сейчас яхт-клуб КОМАТЕК, мы жили в частном секторе, поэтому романтики уличных «боёв» и приключений хватало с избытком. Даже когда меня привезли на несколько дней в палаточный лагерь «Каравеллы» на Флюсе, то мне там ужасно не понравилось. Видимо, что-то предчувствовала (смеётся).

Палатки, вахты, длительный процесс приготовления еды на костре, опять же комары, меня никогда не вдохновляли на подвиг. Потому я не очень рвалась записываться в это сообщество. Но моя подруга Лена Смагина, с которой я познакомилась в пионерском лагере, просто с ума сходила по «Каравелле» и Крапивину. Если честно, когда я слушала её вдохновляющие рассказы про отряд, то сомневалась, что это всё про ту же «Каравеллу», где я уже побывала.

Вахтенные журналы отряда тоже часть литературного творчества каравелльцев

Вахтенные журналы отряда тоже часть литературного творчества каравелльцев

Но Владислав Петрович всё-таки привлёк в отряд через высокую оценку моего литературного творчества. В один прекрасный день Василий Джулай, который работал в отряде инструктором на общественных началах (один из друзей моей мамы), передал Владиславу Крапивину тетрадку с моими рассказами про пиратов. Это был цикл рассказов о похождениях сущих головорезов, но в душе добрых, благородных и порядочных людей. Командор рассказы прочитал, хмыкнул и захотел познакомиться со мной поближе.

А когда увидел меня в отряде, то сказал: «Лариса, не валяй дурака, у тебя есть талант, двигайся в этом направлении и уверен у тебя всё получится. В пресс-центре нашего отряда или во Дворце Пионеров, неважно». И так меня эти слова окрылили, что стало интересно приходить на занятия. Потом меня отправили в «Артек», где я поняла, какой замечательной может быть детская жизнь в таких больших союзных лагерях. Это стало поворотным моментом, когда я осознала, как важен может быть отряд в правильном направлении твоей жизни».

О том, как отрядная жизнь повлияла на неё впоследствии, Лариса говорит так: «Мой путь от матроса до командора шёл постепенно и последовательно. За это я очень благодарна отрядной системе, потому что, когда ты естественным образом растёшь в иерархии званий, должностей и различении разных уровней ответственности, ты понимаешь, за что они даются, и это очень помогает в твоём человеческом развитии. Как-то так сложилось, что моё движение по карьерной лестнице было весьма головокружительным. Например, у меня не было звания яхтенного матроса, после кандидата и прохождения парусной практики мне сразу дали звание подшкипера. Потом у меня не было звания штурмана, я сразу стала капитаном.

Лариса Крапивина барабанит в знамённой комнате отряда

Лариса Крапивина барабанит в знамённой комнате отряда

Почему? Наверное, в силу характера, хотелось многого достигнуть в отряде. Ещё мне очень нравилось учиться, узнавать что-тот новое, а ещё, что здесь никто не смотрит на возраст или социальные различия, важен именно твой результат, который ты достигаешь сам. Для меня отряд всегда был живым, настоящим сообществом, напоминающим большую семью. Мы с моими товарищами отдавали самозабвенно ему все свои силы. И многие мои друзья, с которыми мы дружим до сих пор, появились именно в «Каравелле»».

Гнев Командора или Месть Папы Славы

При этом не обходилось без курьёзных случаев, которые, по словам Ларисы, случались чуть ли не каждый день: «Всё моё детство в отряде – сплошь интересные истории и приключения. Например, хорошо помню одну поучительную историю. Я была рулевым на яхте «Полюс», и однажды мы решили с экипажем поразвлечься и задумали коварство – облить командора В.Крапивина водой за то, что они с Игорем Тимофеем постоянно создавали волну на своей моторке, которая нещадно заливала нас водой «как бы случайно», когда они на скорости проносились мимо.

Вот мы и отважились, буквально на ответный вызов. Но в одиночку на такое действо мог решиться только абсолютно «сдвинувший с ума» экипаж. Поэтому мы привлекли сообщников, которые сразу сказали, что готовы помогать нам, но быть главными исполнителями задуманного «злодеяния» не согласны, потому что они пока ещё «хотят жить». Мы составили с рулевыми коварный план, я загодя набрала в большой полиэтиленовый пакет воды и спрятала в носовой части яхты под сланью. В диверсии участвовали сразу шесть яхт: Антон Добрачев, рулевой «Тропика» со своим экипажем, должен был отвлечь внимание командора, делая что-то не так. А Саша Шардаков на «Экваторе», его младший брат Вова на «Румбе», Дима Каменщик на «Азимуте», Андрей Зайцев на «Пионере» должны были крутиться рядом, создавая движение и прикрывая «Тропик» и нас. Предполагалось, что мы подкрадёмся незаметно … ну и дальше всё по плану.

Командор на моторке всегда придёт на помощь

Командор на моторке всегда придёт на помощь

В результате экипаж «Тропика» начал сильно кренить яхту, к нему подлетела моторка с командором, который громко в мегафон начал делать внушение. «Экватор», «Азимут», «Румб» и «Пионер» не подкачали тоже со своей задачей справились, в результате мы незаметно подошли к моторке близко-близко, и я с размаху бросила заветный пакетик в кокпит. Представьте картину: мимо проходят пять яхт и непонятно откуда прилетает пакет с водой. Он стремительно разрывается в моторке, вода попадает на командора Владислава Крапивна и флагмана Игоря Тимофеева, который был за рулём. Брызги, крики, смех, гвалт. В этот момент все пять яхт, участвовавшие в диверсии, разворачиваются и стремительно «уходят в даль» в разные стороны. Чинно, красиво идут согласно заданному курсу.

С «Тропиком» командор закончил разбираться быстро, но мы наивно были уверены, что к нам он не подойдёт, так как мы делали всё правильно и уже затерялись среди других яхт. Но спустя какое-то время мы увидели, что моторка на бешеной скорости неумолимо приближается именно к нам. Мои матросы запаниковали. У меня тоже были нехорошие предчувствия, а сердце учащённо забилось. Мысли лихорадочно проносились в голове: «Неужели нас вычислили? Нет, такого не может быть. Ну, всё…  Гнев командора всегда был суровым, что же делать. От моторки на яхте не убежишь. Вот когда пожалеешь, что нет негров-подводников, способных быстро двигать ластами…» Но делать нечего, мы шли дальше обозначенным учебным курсом и готовились к неумолимой встрече с командорским катером.

Слава Крапивин в уголке противопожарной безопасности

Слава Крапивин в уголке противопожарной безопасности

Месть папы Славы была ужасна. Это я сейчас его так называю, тогда все мы звали его просто Слава по имени и на «ты» и внутренне побаивались его гнева. К нам на хорошей скорости подлетел катер, и мы увидели, что в нём стоит довольнейший командор, который держит в руках большущее ведро с водой. Я попыталась увернуться или спрятаться под парусом, но вся эта масса воды неумолимо опрокинулась и попала точно на меня, потому что рулевому, как вы понимаете, спрятаться на корме особо негде. Мои матросы тоже пострадали, куда деваться, но всё-таки не так сильно, как я. А я была мокрой насквозь, самое неприятное, что вода стекала за воротник под жилет, да и погодка, хотя была хотя солнечная, но весьма ветреная, так что «весело» мы походили в тот памятный день.

Владислав Крапивин: «Крабам положено быть мокрыми…»

Такие истории происходили регулярно. Однажды, например, выпускали альманах «Синий Краб». На завершающем этапе, когда его уже дорисовывали, дописывали, допечатывали, готовые листы с рисунками нарисованными красками были разложены на столах для просушки. И вот, представьте, один из ребят неловко повернулся и опрокинул на стол полную банку с водой. ПРОСТО КАТАСТРОФА!!!

Буквально весь Краб оказывается в воде. Сказать, что у редакции был шок, ничего не сказать. Тогда компьютеров не было, чтобы заново изготовить испорченные намокшие листы нужно было проделать уйму работы: снова напечатать на машинке (дополнительное время), художникам вручную нарисовать рисунки (а это вдохновение), раскрасить (ничего не запортить) и высушить… Вся редакция (за исключением, как мне помнится, только Юрки Курмаева, но он всегда отличался особым самообладанием) была в каком-то полуобморочном состоянии.

Командор отряда всегда разделяет проблемы и радости детей

Командор отряда всегда разделяет проблемы и радости детей

Народ побежал искать Наташу, которая была у нас старшим инструктором, чтобы выклянчить у неё веревку и попробовать развесить листы на бельевых прищепках и успеть просушить до построения. Но это была абсолютно нереальная идея, так времени было в обрез. Командор как раз говорил на первом построении: «Хорошо, что вы сегодня всё доделаете, и я его заберу». Он один знал тайную технологию, как правильно сделать переплет и соединить листы с обложкой. Мы развесили листы в кают-компании. И тут зашёл командор, увидел весь журнал на верёвке и удивленно спросил: «А что это у вас тут происходит?» В ответ все трагически молчали. Я всё-таки отважилась кратко и не очень внятно объяснить ему ситуацию, Наташа тоже за нас вступилась. На что он рассмеялся и сказал: «Да, я и не сомневался, что вы обязательно что-то подобное устроите. Крабам положено быть мокрыми. Придётся переплёт отложить на некоторое время».

Владислав Крапивин: «Не паруса надо пороть, а тех, кто их сшил!»

Пошив парусов в отряде в 80-е годы

Пошив парусов в отряде в 80-е годы

Или вот ещё одна незабываемая история. Однажды шили паруса. Тогда так было принято в отряде, что мальчишки больше строили яхты, а девочки шили паруса. На полу муравейника были расчерчены по размерам чертежи для правильной раскройки полотнищ. Пока не поставили первый стапель, нам было сказано, что нужно всё быстренько раскроить, потому что потом у нас этого уже не получится сделать несколько месяцев. Руководила нашей парусной бригадой флагман Анюта Мясникова. Мы быстро-быстро кроили, конечно, с запасом. Я тогда училась в седьмом классе, или это было начало восьмого. Проблема была в том, что размер припусков никто из девчонок не записал, Аня тоже забыла это сделать. Где пять сантиметров оставили, где десять. Короче, сшили «на глазок», но когда мы их торжественно принесли примерять на чертежи, то паруса оказались значительно больше по размеру, чем нужно.

Иногда командоры не сразу видят, что творят экипажи

Иногда командоры не сразу видят, что творят экипажи

То есть мы неосознанно увеличили площадь парусности почти на метр, и это на всех парусах, кроме «Экватора», паруса которого шили на полгода раньше всей новой серии «штурманов». А мы уже все капитально прошили строчкой зигзаг на три раза. А ткань парусная была на вес золота не только по стоимости, но ещё и достать её в 1981 году было практически невозможно в нашем городе. Короче. СНОВА КАТАСТРОФА!!! Командор увидев, это безобразие сурово спросил: «Ну, и что прикажете с вами делать? Кто будет отвечать за это разгильдяйство, безобразие и ошибки в размерах?» В ответ мы достойно выдерживали паузу. Никто не отважился взять на себя ответственность за содеянное. Был у нас инструктор Боря Грехов. Он говорит: «Что ты волнуешься, Слава, распороть и всё». На что командор ехидно ответил Боре: «Не паруса надо пороть, а тех, кто их сшил. Чувствую, что с такими швеями, наша флотилия быстро из парусной превратиться в гребную». Вот так мы и жили с разными историями, шутками, прибаутками. Зато есть что вспомнить.

И знаете, как показывают годы жизни в отряде, и сегодня такое тоже происходит регулярно. Что-то ломается, теряется, пачкается, водой обрызгивается… и, если хотите по-честному, в душе я это всё прекрасно понимаю, потому что сама через такие истории прошла в детстве. И это помогает принимать правильные управленческие решения в оценке действий некоторых «товарищей». Хотя внешне всегда стараюсь оставаться строгой, потому что реакция должна быть командорской, но иногда, глядя на вас, и вспоминая своё детство, так и хочется просто рассмеяться».

Ребята спросили у Ларисы также про старое помещение «Каравеллы», в котором по слухам был нарисован трехглавый дракон, которого теснили барабанщики с кинжалами:

Командоры на фоне парусов двухмачтового кеча Арамис

Командоры на фоне парусов двухмачтового кеча Арамис

«Раньше отряд «жил» на Уктусе. Там тоже была стена, расписанная под старинную каменную кладку, но без драконов. На ней были нарисованы капитаны, парусники, море. Евгений Иванович Пинаев, конечно, красиво там всё оформил. Но то помещение было в подвале, там было тесно и его постоянно затапливали. Однажды, это было в 1978 году, когда начался очередной шквал и ругань с соседями, то командор даже решил закрыть отряд. Но, спустя какое-то время, барабанщики и знаменосцы отговорили Владислава Крапивина. Уговорили провести летнюю практику на природе. Той же осенью отряду временно предложили разместиться в комнатке в отряде Сергея Цымбаленко «Всадники», но двум руководителям сложно было уживаться на маленькой площади. Оттуда в 1979 году мы ушли на улицу Мира, где нам сначала выделили две комнатки, там, где сейчас пресс-центр и кают-компания находятся. Позже мы постепенно освоили остальные квадратные метры. Зато именно на стене в новом помещении Евгений Иванович создал потрясающую, фундаментальную новую картину, которая радует нас по сей день.

Как грустно, заметили ребята, в старом помещении картину замазали, на что командор ответила: «Я поставила перед собой цель, чтобы эту картину не постигла такая судьба. Вообще, без разрешения наследников автора никто не имеет право уничтожать его труд. А в новом доме мы обязательно воссоздадим на стене бессмертное творение Евгения Пинаева!»

Гульшат Хакимова, волонтёр пресс-центра отряда «Каравелла»

Беседовал Аркадий Кривохижин, подшкипер отряда «Каравелла»

Фото: из архива пресс-центра отряда «Каравелла»


Навигация по записям

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост: