Напечатать текст Напечатать текст

Остановка времени на 8 секунд

Восемь секунд никакого движения в кадре!

Восемь секунд никакого движения в кадре!

Амбротипия — это самый ранний фотографический коллоидный процесс, в результате которого получается стеклянный негатив, который выглядит как позитив, когда накладывается на чёрный фон. Создание такой технологии — важный этап в истории фотографии, однако технология прожила недолго. Её вытеснила более дешёвая и простая фотография на бумаге, а в наше время и рецепт изготовления подобных уникальных снимков вовсе был практически утерян, но….к счастью, нашлись молодые, активные фотографы, которые захотели восстановить утерянное.

Так выглядит фотопозитив на стекле...

Так выглядит фотопозитив на стекле...

В этом году в Екатеринбурге был запущен уникальный фотопроект «30(0) в отражениях. Амбротипы Екатеринбурга». Проект посвящён 300-летию нашего замечательного города. Авторы проекта очень сожалеют, что Екатеринбург так и не отразился на стекле и решили исправить эту историческую оплошность, запечатлев памятники, улочки, здания, а, самое главное, людей, без которых невозможно представить наш город. Среди них оказался и основатель «Каравеллы», писатель Владислав Крапивин.

Мастера фотоискусства амбротипии разбирают своё волшебное оборудование

Мастера фотоискусства амбротипии разбирают своё волшебное оборудование

Днём 13 августа 2019 года, я стоял возле дома Владислава Петровича, ждал, когда подъедет Лариса Крапивина и творческая группа, поглядывал на часы с мыслью, что возможно я опоздал, и постоянно думал, как же будет всё проходить, и получится ли мне самому поучаствовать в процессе. Скажу честно, по большей степени, для этого я и напросился у Ларисы поехать вместе с ней к Командору на эту уникальную съёмку, потому что мне было очень интересно и хотелось посмотреть на старинный фотографический процесс изнутри.

Станислав Холкин и Тимур Сафиуллин в своём фотопроцессе

Станислав Холкин и Тимур Сафиуллин в своём фотопроцессе

По приезду и знакомству с удивительными людьми: Дарьей Миролеевой, Станиславом Холкиным, Ираидой Арсовой и Тимуром Сафиуллиным, мы неожиданно столкнулись с первой проблемой – где размещать немалое оборудование для проявки. Наносить покрытие на стекло и проявлять его после фотографирования нужно было сразу. Проявочный шкаф (представляющий собой закрытый чёрной тканью ящик на подставке) был довольно больших размеров, а находящиеся внутри него реактивы отдавали резким запахом. Развернуть лабораторию на улице – во-первых, привлечь внимание любопытных, во-вторых, терять драгоценное время на спуск и подъём по лестнице. Поставить её в квартире на балконе – сложно потом выветрить реактивы, да и не хотелось создавать стрессовую ситуацию для супруги писателя Ирины Васильевны. Решено было развернуть лабораторию в подъезде возле окна на лестничной клетке – там и от места съёмки недалеко, и мимо проходить никто не будет, и запах никому не помешает.

Непростой и очень долгий процесс подготовки к амбротипии

Непростой и очень долгий процесс подготовки к амбротипии

После началась подготовка к самому съёмочному процессу. Достали и установили большую камеру с гармошкой. Магниевой вспышкой не стреляли, но и без неё хватало романтики. Выставили свет и….. усадили меня на стул как дублёра для окончательной подготовки и настройки камеры.

Процесс подготовки это тоже отдельное маленькое приключение: «Подвинься чуть правее – подвинься чуть левее…, вот…, вот так хорошо, теперь надо поближе поставить свет, а то совсем тёмная картинка получается… тааааак…, а теперь вот этот фонарь переставь поближе, чтобы подсветить фон…, отлично! Экспонометр показывает, что понадобится всего 8 секунд выдержки… Всё, ребята, бежим делать стекло!»

Командоры с лёгким изумлением смотрят на весь процесс подготовки

Командоры с лёгким изумлением смотрят на весь процесс подготовки

Владислав Петрович на всё это дело смотрел с лёгким изумлением и даже определённой долей скептицизма, словно говоря: «чего вы тут бегаете, суетитесь?» И параллельно рассказывал, как раньше в отряде на киноплёнку снимали фильмы, а потом их проявляли в больших бачках, потом сушили, соединяли части, клеили, озвучивали… Лариса тоже активно вспоминала «весёлые посиделки» в фотолаборатории отряда – в темноте, при красном фонаре, с фотоувеличителем и ванночками с реактивами.

Владислав Петрович переместился на стул, чтобы четыре раза замереть на 8 секунд

Владислав Петрович переместился на стул, чтобы 4 раза замереть на 8 секунд

Приготовления были завершены. Владислав Петрович переместился на стул, взял своего верно друга – зайца Митьку, приготовился к съёмке и снова началась подготовка. Командора ещё несколько раз пересаживали, переставляли свет. Наконец, глаз объектива открылся, и на восемь секунд все замерли, а время, казалось, остановилось. Первый дубль – и короткий перерыв, пока фотография проявляется на стекле и закрепляется изображение, чтобы остаться в вековой истории города. И, буквально сразу, но уже на десять секунд второй дубль, с другими настройками и как говорится «на всякий случай». Далее маленькая передышка на проявку. В это время шло неформальное общение командоров и фотографов.

Мистический процесс проявки в амбротипии

Мистический процесс проявки в амбротипии

Пока шла проявка мне удалось подсмотреть сам процесс. Это действительно смотрится мистически, когда на прозрачном обычном стекле проявляется картинка – яркая, контрастная, даже лучше, чем на бумаге. Единственное «но»: оказалось, что у Митьки видны только часть головы и уши, и было решено снимать третий раз, чему Командор был «несказанно рад», но сказал, что раз надо, значит надо, и снова приготовился, сидеть замерев, не моргая, глядя в объектив. Верный друг заяц Митька был рядом и даже специальным образом подсвечен.

По ту сторону волшебного ящика...

По ту сторону волшебного ящика...

Не думайте, что сфотографироваться на стеклянную пластину очень просто. Это сейчас на цифровой технике фотография делается буквально за секунду. Или какую-то долю секунды. Во время «амбротипии» всё было по-другому. Для того чтобы изображение зафиксировалось в фотоэмульсии необходимо достаточно продолжительное время сидеть абсолютно неподвижно, и даже нельзя моргать – иначе картинка получится смазанной. И если сидеть где-то в тенёчке и не моргать ещё как-то более-менее реально, но, когда тебе в глаза светят три фонаря – это очень сложно. А теперь вспомним, что на заре фотографии люди собирались семьями, приходили в фотосалоны и часами замирали и сидели неподвижно, смотря в объектив.

Картинка в видоискателе аппарата для амбротипии

Картинка в видоискателе аппарата для амбротипии

После третьей съёмки команда фотографов уже начали собирать своё имущество, но что-то там не заладилось с проявкой и попросили сделать ещё одно четвёртое стекло. Владислав Петрович смотрел на всех уже весьма сурово. Единственно, что его немного смягчило, что стекол больше нет. Это его очень порадовало. После четвёртой крайней попытки (так как закончились заготовленные пластинки) результат всех устроил. И мы стали с нетерпением ждать результата проявки. Самым лучшим, как это часто бывает, оказался самый первый кадр – его в конечном счёте и выбрали как основное изображение, а все последующие решено было оставить про запас – на случай, если с первой что-то случится, потому что амбротипы существуют только в одном экземпляре.

Съёмочный процесс на этом был закончен, ребята собрали оборудование, сердечно поблагодарили Владислава Петровича за терпение и за работу с ними, а Ларису за организацию всего процесса.

Совсем скоро выставку уже можно будет увидеть в Ельцин-Центре и каждый сможет прийти и увидеть результат нелёгкой, но такой интересной и творческой работы.

Дмитрий Василика, флагман флотилии «Каравелла»

Фото: Дмитрий Василика и Лариса Крапивина


Навигация по записям

Предыдущий пост:     ←
Следующий пост: